Как на протяжении времени менялись представления о счастье

Если вы спросите: «Как я могу стать счастливым?», счастьеведы ответят, что вы задаете некорректный вопрос. Уместнее было бы спросить о том, почему наша идея счастья настолько извращена, что мы не узнали бы его в лицо при встрече.

Впрочем, по мнению историка Дэррина Макмэхона (Darrin McMahon), встреча со счастьем маловероятна. И это не голословное утверждение: в доказательство своей теории ученый прочесал не одну сотню книг.

Прежде всего, отмечает Макмэхон, по меркам истории современная концепция счастья очень молода. Люди совсем недавно начали думать, что счастье достигается посредством каких-либо действий или практик, а ощущение душевного дискомфорта – результат сбоя в системе. Счастье воспринимается как некое гарантированное приложение к жизни, поэтому несчастливцы чувствуют себя обделенными тем, для чего даже нет определения.

Точнее, определение счастья было разным в зависимости от хронотопа. В Древней Греции, например, счастье приравнивалось к удаче. Человеку либо везло, либо нет, и никто по этому поводу не сетовал. К слову, и нынешнее английское happiness произошло от староанглийского hap, что означало «удача».

Во времена Аристотеля синонимом счастья считалась благодетель. Иначе говоря, делая хорошо другим, ты делаешь хорошо себе. Эфемерная идея счастья была впервые использована как мотивационный инструмент: альтруизм способствовал взаимопомощи и сохранению миролюбивой обстановки в обществе.

Позже, в Средние века, ранние христиане говорили о счастье как о чем-то далеком, чем будет награждена душа после смерти. Счастье при жизни считалось невозможным по определению. Сегодня же счастье считается чем-то вполне достижимым, за счет вполне доступных и понятных ритуалов, вроде таких, как заказ билетов на ёлки в Новый Год. Но ранним христианам было не до праздников, Европа бурлила войнами и нашествиями, орды завоевателей рвали остатки цивилизации на клочья.

Но уже в эпоху Возрождения возникла идея о том, что счастье = удовольствие. Скушать свежую, еще теплую булочку или поиграть с щенком – вот оно, счастье.

Эпоха Просвещения принесла декларацию «права каждого быть счастливым», «стремление к счастью» было внесено в Конституцию США. С тех пор счастье воспринимается как данность, дарованная Богом, государством, обществом – кем угодно. Именно поэтому наш современник, находясь в грусти и унынии, чувствует себя как ребенок, у которого отобрали его «законную» игрушку.

Наука     автор Наталья Измайлова   

Устали кликать и скроллить? Подпишитесь на наши анонсы и получайте новости удобным для Вас способом:

  • Самые популярные

  • РУБРИКИ

    Ордена и медали