В советские времена, буквально начиная с самых первых лет после Великой Октябрьской революции, пошла странная мода на слова, составленные из частей других слов, на аббревиатуры, читаемые слитно… Сейчас со смехом вспоминают разные странные имена, например, Даздраперма, что раскладывается на “ДА ЗДРАвствует ПЕРвое МАя”… А лично я знаком с человеком, которого зовут Вилен (Владимир Ильич Ленин - Организатор Революции).

sssr

Мы жили среди этих названий, они впитывались не просто в мозг, действительно в подсознание. Почему мы все любим булгаковскую издевку “абырвалг, абырвалг…”? Потому что нам она понятна и - близка. Чем-то мне это напоминает отношение к родителям, когда ты уже повзрослел, уже понимаешь, что они начинают отходить на второй план, они не успевают за временем, новыми веяниями… Но ты их любишь, потому что они - твои родители, они дали тебе жизнь… С ними связано множество приятных, хотя иногда и болезненных тоже, воспоминаний…

Я специально начал с таких странно звучащих имен, потому что они очень хорошо иллюстрируют громоздкость словообразований, неуклюжесть новояза. Но было ведь много и других, которые оказались вполне произносимыми и очень живучими… Например - комсомол. Каждый ли из читателей знает, что это КОМмунистический СОюз МОЛодежи? Когда-то не знать это было невозможно, но сейчас все поменялось, и я уже не уверен, что объяснений не потребуется…

Конечно, очень много уходит просто потому, что завязано на политике. Скажем, ФСБ уйдет, как уходит в прошлое КГБ. А вот цсп - цементно-стружечные плиты - сокращение неполитизированное, потому живет до сих пор. Как и вуз, универмаг…

А потом, в девяностые, пришла перестройка, которую многие восприняли как переламывание и перемалывание, переименовывание всего… Достаточно только вспомнить волну переименований географических. Это было глупо, но так хотелось освободиться от себя самого, убежать от своей истории… Переименовывались газеты и журналы, и конечно - фирмы. То есть до этого это были скучные блеклые организации, а теперь вот стали современными причесанными фирмами, и принялись вешать на себя красивые таблички с привлекательными, как им казалось, названиями. В основном - женскими именами.

Это была одна большая группа людей. Назовем их “модниками”. Они ведь действительно погнались за модой.

Другая часть, несколько меньшая, решила оставить все как есть. Сначала общество смотрело на них свысока. как на ретроградов. Ну зачем нам “Комсомольская правда”? Ведь комсомола уже нет. Зачем нам завод “Большевичка”? Какая такая большевичка? Что может сделать “Новая Заря”, чтобы люди стали покупать ее продукцию? И так далее…

Однако сейчас мы привыкли к этим названиям заново. Они лишились “совкового” налета и воспринимаются вполне ровно, если не сказать - равнодушно… Это вторая группа людей. Назовем их “стоиками”. Выстояли.

Мне же более всего любопытны третьи. Я бы назвал их мудрецами. Или хитрецами. Например, мой одногруппник по институту назвал свою фирму стройпоставка. Молодой пацан еще, по-моему, даже и в комсомоле-то он не побывал, он уже тогда, в период, когда все рванулись переименовывать исконно советские названия на “благозвучные”, поступил прямо наоборот. И мне, балбесу, он так и пояснил: “Мои клиенты - не пацанье, а серьезные люди, которые всю жизнь проработали с металстройпрокатами, главстройснабами, трубремкомлектами и так далее. Они больше доверяют на подсознательном уровне тем, кто был десятки лет стабильным предприятием. А это фуфло типа Аэлита - они вчера зарегистрировались и завтра обанкротятся…”

Время показало, что отказываться от своей истории глупо по многим причинам. С одной стороны, это просто нечестно, как отказаться от родителей. С другой - это просто недальновидно, потому что людям без корней и фирмам без истории стараются не доверять. Так что я, проезжая по Ленинградскому проспекту, видя на прилавке “Комсомолку”, читая про “РосПотребНадзор”, все время вспоминаю и своего молодого товарища из “Стройпоставки”. Пожелаем ему удачи!

Сюда заходят по следующим фразам


Понравилось? Нажми Ctrl+D и занеси в закладки.